Перейти вниз
Admin
Admin
Сообщения : 141
Дата регистрации : 2018-02-18
Посмотреть профильhttp://levaki.forum2x2.ru

Анти-капитализм - как его построить? Empty Анти-капитализм - как его построить?

в Чт Янв 10, 2019 9:32 pm
К построению организации антикапиталистических левых

Станут ли левые, станет ли социалистическая программа реальным фактором общественной борьбы в России, или политическое пространство будет полностью занято палитрой разнообразных реакционных идей — решается именно сейчас...

Россия сегодня

Экономический кризис, начавшийся в августе 2008 года, не оправдал ожиданий большинства российских левых. Ни социального взрыва, ни качественного роста политического сознания трудящихся в России не произошло. Более того, в отличие от ситуации 1998 года, общий неолиберальный курс государственной политики не претерпел значимых изменений, но и стал еще более агрессивным и последовательным.

Правительство не скупится на поддержку финансового сектора и одновременно урезает социальные расходы. В бюджетной сфере происходят одновременно замораживание (т. е. фактическое снижение) зарплат и массовые сокращения рабочих мест. Незначительный подъём промышленности (в сравнении с ситуацией зимы 2008/2009 годов) не меняет общей картины продолжающегося спада производства. Снижение уровня доходов трудящихся, их уровня жизни происходит одновременно с полным отказом государства от поддержки даже самых малообеспеченных слоёв населения, ростом тарифов на транспорт и ЖКХ, ускоренной коммерциализацией образования и здравоохранения, повышением налогов на частных лиц (что при плоской шкале налогообложения является ударом в первую очередь по простым наёмным работникам).

Одновременно государство наращивает финансирование масштабных проектов в интересах крупного бизнеса (тесно связанного с государственной бюрократией). Отбирая последнее у рабочего, учителя, пенсионера, оно щедро инвестирует в такие сомнительные с точки зрения социальной политики и общественных интересов, и притом весьма коррупционно-ёмкие программы, как сочинская олимпиада, Сколково или чемпионат мира по футболу.

На этом фоне любые попытки самоорганизации трудящихся с целью защиты своих интересов разбиваются о мощное противодействие государственного репрессивного аппарата. Даже самые умеренные и лояльные профсоюзы последовательно лишаются прежде законодательно зафиксированных прав. Полный крах системы т.н. «социального партнёрства», в формате которой им удавалось прежде выторговывать хоть какие-то уступки со стороны работодателей и государственные социальные гарантии (в обмен на полную политическую поддержку власти), обсуждается даже на официальных форумах наиболее консервативной Федерации независимых профсоюзов России. Судебная машина в большинстве случаев принимает сторону работодателя, не гнушаясь самыми грубыми нарушениями процессуальных норм и действующего законодательства.

Таким образом, отказываясь от своих основных (не только социальных, но и общеправовых) функций, сегодняшнее российское государство последовательно и целенаправленно превращается в прямой инструмент обеспечения классового господства правящей элиты.

Стратегический расчет бюрократии крайне прост: локальные протесты можно без труда подавить и/или замазать заступничеством высокопоставленных фигур и федеральными деньгами, а масштабный социальный взрыв при имеющемся в настоящее время раскладе общественных сил и политических партий, степени организации и независимости рабочего и социального движения, маловероятен. Во всяком случае, пока государству вполне успешно удается держать ситуацию под контролем, а имеющиеся на текущий момент прецеденты оппозиционных выступлений либо успешно уводятся в безопасное для режима русло, либо напоминают скорее искусно срежиссированную кремлевскими политтехнологами политическую игру.

Отсутствие действительно массового низового сопротивления проводимому государством курсу приводит некоторых российских левых к мысли о том, что единственным способом участия в политике является использование неких противоречий в правящем классе, о наличии которых в последний период президентства Медведева не рассуждает разве что ленивый. Одни, исходя из вредной абстракции прогрессивности «буржуазно демократических требований» фактически до неразличимости сливаются с либеральной оппозицией, недовольной, в сущности, лишь непрозрачностью механизмов определения государственными чиновниками, чей бизнес поддерживать, а чей нет. Другие стремятся «играть на противоречиях» во власти, надеясь на их скорый переход в стадию открытого конфликта.

Обе эти тактики представляются нам ошибочными и уводящими российских левых от тех задач, которые сейчас действительно актуальны. Противоречия внутри сегодняшней элиты действительно имеются, что является закономерным итогом борьбы различных кланов и групп за не столь уже обильные, как в прежние годы, финансовые потоки и рычаги контроля над ними. Однако они не затрагивают общих представлений правящего класса о сути той социальной и экономической политики, которую ему, следуя своим естественным целям, следует проводить. Общность неолиберального мировоззрения объединяет все фракции государственной и экономической элиты, равно как и противостоящую им в отдельных политических моментах либеральную оппозицию.

Уже сейчас правительство допускает последнюю к парламентским дебатам о т.н. «совершенствовании» трудового законодательства. Определённая «либерализация», подразумевающая разрешение на участие в официальной политике либеральной оппозиции вполне возможна (о чём прямо заявляет даже президент Медведев), однако для левых и, что еще важнее, большинства рядовых граждан, она вряд ли что-то изменит. Ведь такая «либерализация» возможна лишь поскольку, поскольку социально-экономическая повестка правой оппозиции по существу мало отличается от представлений ее оппонентов во власти. Левые же, в том числе и те, которые считают союз с либеральной оппозицией и использование её информационных (а иногда и материальных ресурсов) своим достижением, как и та часть общества, которую они стремятся представлять, не получат от такой «либерализации» ничего

С другой стороны, сегодня в российской левой представлены и такие взгляды, в рамках которых происходящие в последние месяцы кадровые перестановки в высших эшелонах власти и полемика между различными приближенными к ним интеллектуальными группировками может быть интерпретирована (и интерпретируется) как проявление борьбы «идеологических» фракций — ультранеолиберальной и патерналистской. Влияние первой отражается в бюджетной политике и законотворчестве. Вторая, представленная «силовиками» и чиновниками «старой» генерации в силу объективных причин вынуждена оборонять свои позиции, отстаивая более лояльную рядовым трудящимся социально-экономическую модель. Политические выводы из такого видения ситуации, во-первых, сомнительны и опасны, во-вторых, на сегодняшний день уже нереалистичны, т. к. та самая «патерналистская» фракция высших чиновников, о существовании которой можно было говорить еще недавно, сегодня представляется нам окончательно разгромленной, свидетельством чему явилась бесславная отставка её главной публичной фигуры — Юрия Лужкова.

Основным вектором противостояния в актуальной отечественной политике остаётся противостояние между правительством и либеральной оппозицией. С точки зрения интересов трудящегося большинства это противостояние носит по большей части мнимый характер. С другой стороны, и это особенно явственно показали недавние волнения в столице, ультраправые, националисты также наращивают свои мобилизационные ресурсы.

Социальный взрыв в России, на который рассчитывали многие радикальные политики всех мастей — от фашистов, до демократических левых — после начала мирового экономического кризиса, не является, как мы видим, простым сложением совокупности неких объективных обстоятельств. В конечном итоге, дальнейшее развитие ситуации смогут определить те политические силы (увы, не обязательно левые), которые сумеют сделать свою повестку повесткой широких масс, а свою организацию — центром общественной мобилизации. С другой стороны, при сохранении текущего статус-кво мы можем стать свидетелями дальнейшего общественного распада, который, вопреки известной формуле: «чем хуже, тем лучше», — также не сулит российской левой завидных перспектив.

Левое движение в России. История, проблемы, перспективы

Осознавая необходимость перехода к качественно новому этапу в развитии российского левого движения, мы должны исходить из критического переосмысления предшествующего опыта. Мы не просто механистически отвергаем те программные и стратегические установки, которые сегодня привели российских левых к внутреннему кризису, но стремимся правильно оценить их роль и значение в конкретно-исторических обстоятельствах, чтобы оказаться способными преодолеть старые установки и верно осознать новые. Более того, мы с полной ответственностью осознаем, что и сегодняшняя переоценка ситуации стала возможной благодаря противоречиям, провалам и достижениям предшествующего опыта.

Недавняя история становления и развития российских левых заслуживает серьезного и вдумчивого анализа. Более того, такой анализ является необходимым залогом выработки стратегической перспективы на будущее, принципиальной частью ответа на вопрос «Что делать?», поставленного здесь и сейчас.

С определенной долей условности можно выделить следующие этапы развития левого движения в России:

1) В 1991 — 1996 гг. — российское левое движение носило, прежде всего, антиреставрационный характер, было направлено на противодействие первой волне приватизации и опиралось на широкую коалицию социальных сил — от традиционного советского/постсоветского рабочего класса и ИТР до определенных фракций средних и нижних слоев старой бюрократии. Сталинизм и реваншизм были на этом этапе доминирующей силой, а радикальные левые, так или иначе, действуя в рамках этого широкого движения, пытались изнутри бороться за его интернационалистическую и демократическую составляющую. Главная характеристика этого периода — переходный характер российского общества, когда ключевое противоречие между логикой новых общественных отношений и сохранением значительных секторов социальной структуры старых, создавало возможности массовых мобилизаций.

2) К концу 1999 г. необратимость процесса распада советской социальной структуры, равно как и утверждение нового, неолиберального сознания элит привели к спаду социальных протестов, и обозначили новую конфигурацию левого фланга. КПРФ из фактического флагмана антиреставрационной, реваншистской оппозиции стала уверенно превращаться в легитимную часть политической системы и начала постепенно терять центральную роль во внепарламентской политической мобилизации. Радикальные левые, оказавшись в ситуации общественного спада, сосредотачиваются на внутренней работе, сохранении собственных организаций, идентичности и политической традиции, а также воспроизводстве кадров.

3) К 2005 г. экономический рост, стабилизация политической системы и начало нового этапа неолиберальных реформ приводят к появлению новых точек роста — социальных движений и новых профсоюзов. Становление новых форм самоорганизации подводят в той или иной степени организации радикальных левых к смене стратегии — ориентация на подготовку и укрепление собственных кадров сменяется их интеграцией в качестве организаторов и активистов в социальные движения и профсоюзы. Однако подъем этих движений и ожидание их быстрой политизации сменяются скорой остановкой их поступательной динамики, прогрессирующим ослаблением их координационных структур, неудачами в организации всероссийских кампаний и солидарных действий. Глубокая интеграция значительной части кадров радикальных левых в социальные движения в этой ситуации приводят к ослаблению самих политических групп, потере программной ясности и инерционному следованию за событиями.

Несмотря на то, что к 2010 году левое движение пришло в состояние серьезного внутреннего кризиса, итоги этого периода нельзя оценить однозначно. С одной стороны, существующее активное меньшинство свободных профсоюзов, и, в меньшей степени, социальных и экологических движений, испытало определенное влияние антикапиталистических идей, а кадры самих левых получили бесценные навыки работы в широких протестных объединениях и значительно обогатили собственный анализ. С другой — следствием этого периода стала все более очевидная «деполитизация» левых, их фактический отказ от последовательного выдвижения политических альтернатив, обращенных к более широкой аудитории, не вовлеченной непосредственно в различные практики самоорганизации.

Сегодня, как мы показали выше, российское левое движение оказалось в ситуации, когда на фоне спада локальных практик социальной самоорганизации углубляется кризис политической системы, растет запрос на политическую альтернативу в самых широких слоях общества. Правительственный курс на продолжение антисоциальных реформ, прогрессирующая деградация государства на всех уровнях при одновременном усилении его репрессивной составляющей вместе создает политический вакуум, активно заполняемый националистическими и праволиберальными альтернативами. Фактический уход КПРФ из реального политического процесса при серьезном внутреннем кризисе радикальных левых практически приводит к исключению классовой повестки из поля общественного внимания. Сегодня, как никогда, важно возвращение левых в политику. Требованием момента является создание организации, способной вернуть на всех уровнях общественного сознания классовую, антикапиталистическую повестку, неразрывно связанную в сегодняшней ситуации с актуализацией социалистической перспективы. Мы обязаны создать политическую силу, способную выдвигать антикапиталистическую, социалистическую программу и через развитие профсоюзов и социальных движений, и через развитие критической академической и студенческой среды, и через выдвижение собственных ответов в дебатах по всем ключевым общественным проблемам.

Какую организацию мы хотим построить?

Ключевые принципы новой организации, насущную необходимость создания которой мы показали выше, можно свести к нескольким основным пунктам. Эта организация должна быть:

Антикапиталистической — значит строящей свою программу и практику вокруг актуальной классовой повестки, ставящей в центр своей деятельности социальное, классовое сопротивление наступлению правящей элиты, полностью от нее независимой, не только на словах, но и на деле. Мы хотим создать организацию, которая сможет предложить обществу и прежде всего широким слоям трудящихся специфически классовый ракурс восприятия и интерпретации текущих проблем и соответствующие такому их восприятию политические выводы.

Каждым своим высказыванием, действием, кампанией, направлением работы такая организация должна будет стремиться показать каким образом вопросы политической демократии, межнациональных отношений, культурной политики и, конечно же, любых социально-экономических реформ связаны с ключевым противоречием между капиталистами и наемными работниками, управляющими и управляемыми. Не только объяснить и показать на пальцах, но и вовлечь последних в процесс непосредственной борьбы за свои права, содействовать не только и не столько пониманию и принятию ими абстрактных идей социального равенства, но в первую очередь их участию в реальном социально-политическом процессе.

Мы ясно видим, что ни одна из существующих на сегодняшний день в России радикальных левых организаций вне зависимости от степени их регионального охвата и не взирая на имеющиеся у каждой из них в той или иной мере успехи в различных локальных или общероссийских кампаниях, работе в социальных движениях, профсоюзах или гражданских инициативах не выполняет в текущий момент функции субъекта национальной политики. Вместе с тем, мы осознаем, что фактическое отсутствие общенациональной политической силы, способной выдвигать последовательно антикапиталистические требования и превращать их в точки общественной политизации, открыто и бескомпромиссно настаивать на политике в интересах трудящихся, способной стать центром их мобилизации и политизации, ставит перед нашим движением не только тактические, но и стратегические вопросы. Вопросы о будущем месте левых в складывающейся общественно-политической структуре России периода окончательного оформления неолиберального государства, т. е. государства, где политическая власть является прямым, не нуждающемся в фиговых листах общеправовых и социальных функций орудием экономического господства правящего класса. Причем вопросы эти касаются не только будущего трудящегося большинства, но и наличия или отсутствия самого будущего у левых как живого политического субъекта.

Широкой. Мы заявляем о необходимости создания именно такой организации. Не очередного фронта, коалиции или блока радикальных левых, который каждая из групп участников будет видеть как инструмент собственного организационного строительства и дальнейшего сепаратного развития. Вопросы будущего как самого левого движения в России, так (и тем более) рабочего, социального движения, сегодня может решить только организация, которая, а) будет общенациональной, т. е. сможет охватить как минимум федеральные, республиканские и областные центры страны; и б) объединит широкий спектр левых, антикапиталистических традиций и всю ту среду рабочих, социальных активистов, представителей академического сообщества и культуры, развитие и расширение которой будет, помимо прочего, одной из главных ее задач.

Мы не утверждаем, что между различными левыми течениями на сегодняшний день не осталось более противоречий, теоретических или исторических разногласий. Эти противоречия есть, и мы не собираемся их замалчивать. Однако мы уверены, что первичным для всех нас сегодня является дело выработки общей антикапиталистической повестки и практики, в контексте которой, собственно, только и возможна объективная оценка верности или ложности любых политических и организационных подходов и установок. Широкая организация нужна нам как инструмент развития массового движения и как фактор формирования вокруг маргинальных ныне левых собственной социальной среды — нашего реального политического адресата, без которого любые дискуссии в левом сообществе просто повисают в воздухе.

Нам представляется очевидным, что широкая антикапиталистическая организация не может быть таковой, не имея разветвленной «корневой системы», связывающей ее с активистами боевых профсоюзов и социальных движений — всеми живыми социальными инициативами, объединяющими наиболее сознательную часть сегодняшних российских трудящихся. Вместе с тем это не означает, что мы можем пренебречь иными социальными вопросами или средами (молодежь, культура, антифашизм, гендерная проблематика и т. п.). Активно действуя в различных общественных слоях, оперативно реагируя на все актуальные проблемы и сюжеты общественной жизни мы неизменно должны способствовать сближению и взаимодействию этих сред, их слиянию в единое антикапиталистическое движением трудящихся.

Демократической. Очевидно, что вышеописанный формат организации будет невозможен или абсолютно недееспособен в отсутствие четких и принимаемых всеми ее участниками правил внутренней демократии, основанной на индивидуальном членстве и прозрачных механизмах вовлечения в процесс принятия решений всех членов. Руководство не должно подменять остальную организацию, а также основывать свой авторитет на сомнительных категориях «лояльности» или большей или меньшей «верности программе». Принятие в организацию нового члена для всех ее текущих участников должно означать констатацию верного понимания последним ее принципов и программных целей, делающее невозможным распространение практик решения и обсуждения каких-либо значимых вопросов общей политики или внутренних проблем в кругу «старых членов», «опытных товарищей» и прочих неформальных институций.

Общим должно являться согласие всех членов с политической целью организации, с общим направлением ее курса, который в свою очередь является продуктом коллективной практической и теоретической работы. В организации должна быть обеспечена полная свобода фракций и платформ, а их права должны быть четко закреплены в организационных документах. Разнообразие мнений должно быть не препятствием к формулированию общего курса, но наоборот способствовать постоянной внутренней критике и продуктивной коллективной работе.

Мы должны помнить об ответственности момента — станут ли левые, станет ли социалистическая программа реальным фактором общественной борьбы в России, или политическое пространство будет полностью занято палитрой разнообразных реакционных идей — решается именно сейчас. Мы призываем все организованные левые группы, отдельных активистов, членов профсоюзов и участников социальных движений к самой серьезной коллективной дискуссии вокруг наших предложений. Мы предлагаем также начать обсуждение по конкретным вопросам организации конференции с самым широким составом участников, целью которой будет создание новой политической организации.

декабрь 2010

01 марта 2011 — РСД
РСД, программа, социализм, широкая левая

http://anticapitalist.ru/archive/documents/rezolyuczii/k_postroeniyu_organizaczii_antikapitalisticheskix_levyix.html
Вернуться к началу
Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения